Как одним словом называются страны чьи города составляют маршрут
Перейти к содержимому

Как одним словом называются страны чьи города составляют маршрут

  • автор:

Как одним словом называются страны, чьи города состовляют маршрут?

Как одним словом называются страны, чьи города состовляют маршрут.

Ответить на вопрос
Для ответа на вопрос необходимо пройти авторизацию или регистрацию.

Boda123 20 июн. 2018 г., 16:36:52

Шелковый путь, например.

Fantomasfer 10 янв. 2018 г., 09:12:00 | 10 — 11 классы

Маршрут туристов состовляет 250 км После того как туристы проехали несколько километров поездом им осталось пройти ещё одну пятую всего маршрута Сколько километров туристы проехали поездом?

Маршрут туристов состовляет 250 км После того как туристы проехали несколько километров поездом им осталось пройти ещё одну пятую всего маршрута Сколько километров туристы проехали поездом.

Lena111203 13 нояб. 2018 г., 00:04:02 | 1 — 4 классы

Туристы проложили маршрут по карте?

Туристы проложили маршрут по карте.

Оказилась что 105 км надо пройти, сплавляясь на плоту по реке.

Эта часть маршрут состовляла 5 — 7(это дробь) всего пути.

Какй длины был маршрут?

Sladkaya16 14 окт. 2018 г., 17:30:23 | 5 — 9 классы

Начав движение , автобус сделал 6 остановок, что состовляет 2 / 3(дробь) всех остановок на маршруте?

Начав движение , автобус сделал 6 остановок, что состовляет 2 / 3(дробь) всех остановок на маршруте.

Сколько всего остановок на маршруте этого автобуса?

Математика07 23 мая 2018 г., 21:49:28 | 5 — 9 классы

Туристы в первый день прошли 9, 3 км , что состовляет 30% всего маршрута?

Туристы в первый день прошли 9, 3 км , что состовляет 30% всего маршрута.

Какова длина маршрута?

Абдулфайз 15 апр. 2018 г., 05:07:05 | 1 — 4 классы

В первый день туристы прошли 36км?

В первый день туристы прошли 36км.

Им осталось пройти в 4раза больше.

Сколько км состовляет весь маршрут?

Faridaqayev1 3 мар. 2018 г., 23:09:37 | 10 — 11 классы

В стране 220 городов?

В стране 220 городов.

Любые два города страны соединены дорогой.

Shapovalovaanna1 1 мая 2018 г., 14:23:02 | 5 — 9 классы

Даю 25 баллов?

Помогите прошу вас!

2. Из деревни в детский лагерь есть три разных дороги, из лагеря в город ведут пять разных дорог.

Сколькими различными маршрутами можно доехать из деревни в город заезжая в детский лагерь?

А)17 маршрутов ; б)16 маршрутов ; в)15 маршрутов.

Ррррррр3 4 апр. 2018 г., 00:45:05 | 5 — 9 классы

2. Из деревни в детский лагерь есть три разных дороги, из лагеря в город ведут пять разных дорог?

2. Из деревни в детский лагерь есть три разных дороги, из лагеря в город ведут пять разных дорог.

Сколькими различными маршрутами можно доехать из деревни в город заезжая в детский лагерь?

1) 17 маршрутов ; 2) 16 маршрутов ; 3) 15 маршрутов.

Kseniycl 7 янв. 2018 г., 19:52:40 | 5 — 9 классы

Туристы прошли 1 / 4 пути, что состовляет 12 км?

Туристы прошли 1 / 4 пути, что состовляет 12 км.

Определите длину всего маршрута.

Ylya3 19 окт. 2018 г., 14:33:39 | 1 — 4 классы

1. Из деревни в детский лагерь есть три разных дороги, из лагеря в город ведут пять разных дорог?

1. Из деревни в детский лагерь есть три разных дороги, из лагеря в город ведут пять разных дорог.

Сколькими различными маршрутами можно доехать из деревни в город заезжая в детский лагерь?

А) 17 маршрутов ; б) 16 маршрутов ; в) 15 маршрутов.

Если вам необходимо получить ответ на вопрос Как одним словом называются страны, чьи города состовляют маршрут?, относящийся к уровню подготовки учащихся 1 — 4 классов, вы открыли нужную страницу. В категории Математика вы также найдете ответы на похожие вопросы по интересующей теме, с помощью автоматического «умного» поиска. Если после ознакомления со всеми вариантами ответа у вас остались сомнения, или полученная информация не полностью освещает тематику, создайте свой вопрос с помощью кнопки, которая находится вверху страницы, или обсудите вопрос с посетителями этой страницы.

Прежде чем перейти к Google

Если вы выберете «Принять все», мы также будем использовать файлы cookie и данные, чтобы:

  • Разрабатывать и улучшать новые сервисы.
  • Показывать рекламу и оценивать ее эффективность.
  • Показывать персонализированный контент (в зависимости от выбранных вами настроек).
  • Показывать персонализированную рекламу (в зависимости от выбранных вами настроек).

Если вы выберете «Отклонить все», мы не будем использовать файлы cookie для этих дополнительных целей.

Неперсонализированные материалы подбираются с учетом таких факторов, как контент, который вы просматриваете в данный момент, ваши действия в текущем сеансе поиска и ваше местоположение. Неперсонализированная реклама подбирается с учетом контента, который вы просматриваете в данный момент, и вашего местоположения. Персонализированные материалы и реклама также могут включать более актуальные результаты, рекомендации и объявления, подобранные с учетом истории ваших действий в текущем браузере, например поисковых запросов в Google. Если это необходимо, мы также используем файлы cookie и данные, чтобы показывать материалы в соответствии с возрастом пользователей.

Выберите «Другие варианты», чтобы получить дополнительную информацию, в том числе об управлении настройками конфиденциальности. Вы также можете в любое время перейти на страницу g.co/privacytools/ru.

Как одним словом называются страны чьи города составляют маршрут

КУЛЬТУРНЫЕ ТУРИСТСКИЕ МАРШРУТЫ КАК МЕХАНИЗМ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

ТУРИСТСКИЙ МАРШРУТ / КУЛЬТУРНЫЙ ТУРИСТСКИЙ МАРШРУТ / КУЛЬТУРНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ТУРИЗМ / КУЛЬТУРНЫЕ МАРШРУТЫ СОВЕТА ЕВРОПЫ / ВЕЛИКИЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ / ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ ТУРИЗМА / КУЛЬТУРНЫЙ МАРШРУТ КАК ИНТЕГРАЦИОННЫЙ МЕХАНИЗМ

Аннотация научной статьи по прочим социальным наукам, автор научной работы — Афанасьева Александра Владиславовна, Ибрагимов Эрнест Энверович, Чимирис Станислав Васильевич, Спатарь-Козаченко Татьяна Ивановна

Культурные туристские маршруты выступают сегодня в качестве механизмов взаимодействия между странами в сфере туризма, сохранения историко-культурного наследия, а также в геополитических вопросах. В статье изучены подходы к определению культурного маршрута как территориально-сервисного продукта. Авторы выдвигают гипотезу, что культурный маршрут — это системный территориальный продукт, объединяющий материальное и нематериальное историко-культурное наследие стран и регионов, который выполняет значимые геополитические, социально-экономические и исторические задачи посредством туризма и стимулирует межгосударственное взаимодействия во всех вопросах, связанных с его функционированием. Для ее подтверждения изучен опыт проекта ЮНВТО « Великий шелковый путь » и Культурные маршруты Совета Европы . Выявлены факторы, сдерживающие развитие первого проекта, охарактеризованы потенциальные возможности от его внедрения. Культурные маршруты Совета Европы — это успешный проект, который объединяет на текущий момент 45 сертифицированных маршрутов. В статье систематизированы сведения о каждом маршруте, описаны механизмы интеграции государств в их реализации, проведена классификация маршрутов по тематике. Наиболее популярными и значимыми темами на сегодняшний день в культурных маршрутах являются персоналии и сакральные мотивы. В статье представлено распределение культурных маршрутов, а также выделены группы стран по степени вовлеченности в культурное пространство Европы. Как итог, в статье сформулирована обща модель культурного маршрута как системы. Выявленные особенности культурных туристских маршрутов , как и разработанная модель, могут быть использованы в проектировании функционирования национальных туристских маршрутов России, которые во многом испытывают недостаток системности, конструктивного диалога между субъектами, а также не имеют операторов (управляющих компаний) в маркетингово-пространственном понимании.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по прочим социальным наукам , автор научной работы — Афанасьева Александра Владиславовна, Ибрагимов Эрнест Энверович, Чимирис Станислав Васильевич, Спатарь-Козаченко Татьяна Ивановна

«Великий шелковый путь» как способ интеграции объектов культурно-исторического наследия Южной Сибири в индустрию туризма

Великий шелковый путь: геополитические, географические и экономические аспекты проектирования трансграничного туристского маршрута

Туристский потенциал стран Шелкового пути
БРЕНДОВЫЙ ТУРИСТСКИЙ МАРШРУТ: КЕЙС СИКОКУ-ХЕНРО В ЯПОНИИ

Железнодорожные перевозки как составляющая туристского ресурсного потенциала: мировой и российский контекст

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CULTURAL TOURIST ROUTES AS A MECHANISM FOR GEOPOLITICAL INTEGRATION

Cultural tourist routes today act as mechanisms for interaction among countries in the field of tourism, preservation of historical and cultural heritage, as well as in geopolitical issues. The article studies approaches to the definition of a cultural route as a territorial service product. The authors hypothesize that a cultural route is a system territorial product combining the tangible and intangible historical and cultural heritage of countries and regions, performing significant geopolitical, socio-economic and historical tasks through tourism and stimulating interstate interaction in all matters related to its functioning. To confirm it, the article reveals experience of the «The Great Silk Road» UNWTO project and the Cultural Routes of the Council of Europe. The first project is restrained by number of the factors but has great potential opportunities for participating countries if it will be implemented. The Cultural Routes of the Council of Europe is a successful project that currently brings together 45 certified routes. The article systematizes information about each route, describes the mechanisms for integrating states in their implementation, and classifies routes by theme. Personalities and sacred motifs are the most popular and significant in cultural route themes today. The article presents groups of countries according to the degree of their involvement in the cultural space of Europe. As a result, the authors formulated a general model of the cultural route as a system. The features identified while studying cultural tourist routes, as well as the model developed, can be used in the functioning of modern national routes in Russia, which miss consistency, a constructive dialogue among regions and a single tourist route operator in the territorial sense.

Текст научной работы на тему «КУЛЬТУРНЫЕ ТУРИСТСКИЕ МАРШРУТЫ КАК МЕХАНИЗМ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ»

УДК 338.48 EDN: RKNWWE

АФАНАСЬЕВА Александра Владиславовна

Российский государственный университет туризма и сервиса (Москва, РФ) кандидат географических наук, доцент; e-mail: slimm_82@mail.ru ИБРАГИМОВ Эрнест Энверович

Крымский университет культуры, искусств и туризма (Симферополь, Респ. Крым, РФ) доктор экономических наук, доцент; e-mail: Joos@bk.ru ЧИМИРИС Станислав Васильевич

Крымский университет культуры, искусств и туризма (Симферополь, Респ. Крым, РФ) кандидат экономических наук, доцент; e-mail: Chimirissv@yandex.ru СПАТАРЬ-КОЗАЧЕНКО Татьяна Ивановна

Российский государственный университет туризма и сервиса (Москва, РФ) старший преподаватель; e-mail: spatar.tatiana@yandex.ru

КУЛЬТУРНЫЕ ТУРИСТСКИЕ МАРШРУТЫ КАК МЕХАНИЗМ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Культурные туристские маршруты выступают сегодня в качестве механизмов взаимодействия между странами в сфере туризма, сохранения историко-культурного наследия, а также в геополитических вопросах. В статье изучены подходы к определению культурного маршрута как территориально-сервисного продукта. Авторы выдвигают гипотезу, что культурный маршрут — это системный территориальный продукт, объединяющий материальное и нематериальное историко-культурное наследие стран и регионов, который выполняет значимые геополитические, социально-экономические и исторические задачи посредством туризма и стимулирует межгосударственное взаимодействия во всех вопросах, связанных с его функционированием. Для ее подтверждения изучен опыт проекта ЮНВТО «Великий шелковый путь» и Культурные маршруты Совета Европы. Выявлены факторы, сдерживающие развитие первого проекта, охарактеризованы потенциальные возможности от его внедрения. Культурные маршруты Совета Европы — это успешный проект, который объединяет на текущий момент 45 сертифицированных маршрутов. В статье систематизированы сведения о каждом маршруте, описаны механизмы интеграции государств в их реализации, проведена классификация маршрутов по тематике. Наиболее популярными и значимыми темами на сегодняшний день в культурных маршрутах являются персоналии и сакральные мотивы. В статье представлено распределение культурных маршрутов, а также выделены группы стран по степени вовлеченности в культурное пространство Европы. Как итог, в статье сформулирована обща модель культурного маршрута как системы. Выявленные особенности культурных туристских маршрутов, как и разработанная модель, могут быть использованы в проектировании функционирования национальных туристских маршрутов России, которые во многом испытывают недостаток системности, конструктивного диалога между субъектами, а также не имеют операторов (управляющих компаний) в маркетингово-пространственном понимании.

Ключевые слова: туристский маршрут, культурный туристский маршрут, культурно-познавательный туризм, Культурные маршруты Совета Европы, Великий шелковый путь, геополитическая роль туризма, культурный маршрут как интеграционный механизм

Для цитирования: Афанасьева А.В., Ибрагимов Э.Э., Чимирис С.В., Спатарь-Козаченко Т.И. Культурные туристские маршруты как механизм геополитической интеграции // Современные проблемы сервиса и туризма. 2022. Т.16. №1. С. 113-136. DOI: 10.24412/1995-0411-2022-1-113-136.

Дата поступления в редакцию: 13 марта 2022 г. Дата утверждения в печать: 15 апреля 2022 г.

UDC 338.48 EDN: RKNWWE

Alexandra V. AFANASIEVA

Russian State University of Tourism and Service (Moscow, Russia) PhD in Geography, Associate Professor; e-mail: slimm_82@mail.ru Ernest E. IBRAGIMOV

Crimean University of Cultural, Art and Tourism (Simferopol, Rep. of Crimea) PhD (Dr.Sc.) in Economics, Associate Professor; e-mail: Joos@bk.ru Stanislav V. CHIMIRIS

Crimean University of Culture, Arts and Tourism (Simferopol, Rep. of Crimea) PhD in Economics; e-mail: Chimirissv@yandex.ru Tatyana I. SPATAR-KOZACHENKO

Russian State University for Tourism and Service (Moscow, Russia) Senior Lecturer; e-mail: spatar.tatiana@yandex.ru

CULTURAL TOURIST ROUTES AS A MECHANISM FOR GEOPOLITICAL INTEGRATION

Abstract. Cultural tourist routes today act as mechanisms for interaction among countries in the field of tourism, preservation of historical and cultural heritage, as well as in geopolitical issues. The article studies approaches to the definition of a cultural route as a territorial service product. The authors hypothesize that a cultural route is a system territorial product combining the tangible and intangible historical and cultural heritage of countries and regions, performing significant geopolitical, socio-economic and historical tasks through tourism and stimulating interstate interaction in all matters related to its functioning. To confirm it, the article reveals experience of the «The Great Silk Road» UNWTO project and the Cultural Routes of the Council of Europe. The first project is restrained by number of the factors but has great potential opportunities for participating countries if it will be implemented. The Cultural Routes of the Council of Europe is a successful project that currently brings together 45 certified routes. The article systematizes information about each route, describes the mechanisms for integrating states in their implementation, and classifies routes by theme. Personalities and sacred motifs are the most popular and significant in cultural route themes today. The article presents groups of countries according to the degree of their involvement in the cultural space of Europe. As a result, the authors formulated a general model of the cultural route as a system. The features identified while studying cultural tourist routes, as well as the model developed, can be used in the functioning of modern national routes in Russia, which miss consistency, a constructive dialogue among regions and a single tourist route operator in the territorial sense.

Keywords: tourist route, cultural tourist route, cultural tourism, Cultural routes of the Council of Europe, Great Silk Road, geopolitical role of tourism, cultural route as an integration mechanism

Citation: Afanasieva, A. V., Ibragimov, E. E., Chimiris, S. V., & Spatar-Kozachenko, T. I. (2022). Cultural tourist routes as a mechanism for geopolitical integration. Sovremennye problemy servisa i turizma [Service and Tourism: Current Challenges], 16(1), 113-136. doi: 10.24412/1995-0411-2022-1-113-136. (In Russ.).

Received 13 March 2022 Accepted 15 April 2022

No potential conflict of interest was reported by the author(s).

© 2022 the Author(s)

This work is licensed under the Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY-SA 4.0). To view a copy of this license, visit https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0/

Туризм давно рассматривается как способ взаимодействия между странами и геополитический инструмент. Страны, экономики которых зависят от туризма, так или иначе прислушиваются к позиции стран, туристы которых составляют значительный сегмент туристского рынка. Туризм может выступать агентом мира, ведь небезопасные дестинации, в которых велика роль террористических или опасных угроз теряют свою привлекательность в глазах туристов. Одной из важнейших тенденций современного туризма является тесное международного сотрудничество в вопросах устойчивого развития, обмена опытом и формирования культурных связей через разнообразные программы, мероприятия и туристско-культурные пространства. Последнее выражается в растущем количестве тематических маршрутов, проходящих по территории разных стран, и способствующих межкультурному диалогу и интеграции. Такие маршруты выступают мощным интеграционным инструментом, который не только укрепляет культурные связи, но и способствует формированию единого геополитического и туристского пространства, а значит снижению политической напряженности, стремлению к единым ценностям и миру, как и выработке единой геополитической стратегии. При этом, количество разнообразных маршрутов, в том числе международных растет, однако во многом такие маршруты представляют собой набор достопримечательностей, которые чаще всего представляются на официальных туристских сайтах или туристических буклетах в виде «маршрута». При таком подходе подобные «маршруты», основные объекты которых находятся в разных странах, не выполняют никаких интеграционных и геополитических функций, оставаясь лишь красивым названием.

Культурные маршруты опираются в первую очередь на историко-культурное

наследие территории, которое становится важным туристическим ресурсом. Именно общее историко-культурное наследие, разделенное границами современных государств, объединяясь культурным маршрутом, не просто формирует единое туристское пространство, а сглаживает и примиряет разногласия и «болезненные воспоминания» [9].

С другой стороны, появление культурных маршрутов связано с несколькими важными тенденциями в туристической отрасли. Первая тенденция — это снижение спроса к традиционным достопримечательностям и запрос на уникальный туристский опыт и впечатления. В этой связи культурный туризм переживает два разнонаправленных процесса. Но при этом, это традиционный массовый вид туризма, связанный с активной познавательной деятельностью и посещением знаковых туристических объектов. Также это один из самых древних видов туризма, так как именно интерес к культурному наследию двигал многими путешественниками, и именно историко-культурные ценности выступают главным аттрактором в путешествиях сегодня.

Вместе с тем очевидно, что традиционный набор достопримечательностей сегодня в условиях дифференциации спроса и востребованности необычных впечатлений не может удовлетворить в полной мере современного туриста. Это формирует предпосылки для вовлечения историко-культурного наследия в комплексные туристские маршруты, которые будут обеспечены инфраструктурой, информационным сопровождением, а также будут погружать туриста в тематику маршрута. В Германии давно принята концепция тематизации туристского пространства, что отражается в формировании ежегодно новых тематических маршрутов. Советом Европы реализуется программа «Культурные маршруты»1, которые объединяют международное историко-культурное наследие. В Центральной Азии неоднократно предпринимались

попытки по возрождению исторических торговых путей в туристическом контексте, а программа «Великий шелковый путь» сегодня реализуется под эгидой ЮНВТО. Все это обуславливает рост популярности историко-культурных маршрутов как в Европе, так и в мире.

Туризм, с одной стороны, порождает спрос на историко-культурные ценности, и поощряет местные сообщества и власти поддерживать их внешний вид и функциональность, вкладывать средства в их сохранение и поддержание. С другой стороны, туризм стимулирует развитие международных туристских маршрутов, вовлекая в их функционирование объекты культурного наследия, которые находятся в разных странах. В этом ключе становится очевидным, что историческое наследие, которое сегодня находится на территории разных государств, становится геополитическим инструментом, способствующим интеграции и международному сотрудничеству в вопросах сохранения культурных ценностях и развития туризма.

Таким образом культурные маршруты сегодня во многом могут рассматриваться как геополитическая категория. Они объединяют в единое пространство объекты мирового исторического наследия, и такая особенность делает их инструментом для интеграционных процессов на международном уровне. При этом не каждый маршрут выполняет объединяющие функции, и не всегда общее историко-культурное наследие является фактором примирения. В подтверждение можно привести общую библейскую историю Израиля, Турции, Палестины, Ливана, Иордании и ряда других государств, которая так и не стала основой для единой стратегии развития религиозного туризма и инструментом мира в регионе вопреки всем инициативам международных организаций по созданию международных туристских маршрутов.

Поэтому целью данной статьи является анализ культурных маршрутов и их влияния на интеграционные механизмы в геополитическом пространстве современ-

ного мира. Для более подробного изучения мы выбрали сертифицированные культурные маршруты Совета Европы и проект по воссозданию Великого шелкового пути. Все эти маршруты реализовываются при поддержке ЮНЕСКО и ЮНВТО.

Вопросы геополитической роли культурного туризма и исторического наследия затрагиваются в различных публикациях достаточно активно. Так, в работе А.С. Матвеевской затронуты вопросы влияния туризма на взаимодействие между странами и отражено место России в проекте «Культурные маршруты» Совета Европы [2]. В ряде публикаций О.В. Королевой, С.В. Дих-тяр и др. поднимается вопрос участия России в проектах по формированию международных и трансграничных культурных маршрутов [3-5].

В работе А.Ю. Александровой изучена геополитическая роль исторического Великого шелкового пути в формировании современных геополитических и экономических стратегий, а также их влияния на туризм. В работе на основе географического подхода объясняются сложности кооперации между странами Азии в сфере туризма и развитии транснационального маршрута «Великий шелковый путь», а также описывается экономический и туристический потенциал вовлеченных в маршрут территорий [1]. Особое место в исследовании А.Ю. Александровой занимает геополитическая роль Великого шелкового пути как исторического и туристического феномена. Так, в работе описан масштабный экономический проект «Новый шелковый путь» КНР, концепция которого опирается на опыт исторического торгового пути. По сути, Китай продвигает этот проект как масштабное преобразование всей торгово-экономической модели Евразии, и в первую очередь -Центральной (Средней) Азии. Китайцы называют эту концепцию «один пояс -один путь» [7]. Сегодня в рамках этого проекта строятся протяженные транспортные магистрали через Евразию, которые уже связали Китай с Турцией, Лаосом,

Камбоджей и другими странами. Реализация проекта в перспективе станет мощным толчком для развития туризма, обеспечив приток инвестиций, инноваций и туристов в вовлеченные регионы. Более того, китайские инвестиции в наземные пути сообщения улучшают транспортную доступность многих стран, что в будущем положительно отразиться и на их сфере туризма.

Геополитическое значение культурных маршрутов описывается в работах зарубежных авторов [6, 8, 12]. Культурный туризм рассматривается как мемориальный феномен, практики которого опираются на память о прошлых конфликтах и сегодня имеют как историческое, так и туристическое значение [9]. В этом ключе, как отмечают I. Lefort и D. Chevalier [9], прошлое, воплотившееся в материальные туристические объекты, по-прежнему представляет собой геополитический механизм, поскольку исторические моменты, о которых они свидетельствуют (война, геноцид, истребление, диктатура, территориальная деконструкция/реконструкция), передавали и продолжают передавать идеологические и политические ценности. «Демонстрация мемориальных ресурсов через мемориальный туризм, таким образом, является по сути геополитической, поскольку задействованные в нем действующие лица, объекты и места все равно выполняют основные функции на фоне идеологической окрашенности прошлых событий» [9].

Культурно-мемориальный туризм, по мнению некоторых авторов [8, 10, 12], позволяет осмыслить знаковые места и исторические события, с которыми они связаны, а также делает их доступными и достойными посещения, как и способствует созданию «новых мест воспоминаний» [9]. Но в то же время, конфликтное и болезненное историческое прошлое неоднозначно оценивается разными игроками на политической арене сегодня, и тогда знаковые мемориальные места становятся не агентами мира, а точками геополитической напря-

женности. Это подтверждает вывод по анализу русскоязычных научных публикаций, которые положительно оценивают геополитическую роль культурного туризма. Однако в текущих условиях становится очевидным, что призванные быть инструментом мира, демократии и культурного единения, «Культурные маршруты Совета Европы» становятся инструментом влияния на страны-участницы. Так, на официальном сайте «Европейского маршрута индустриального наследия» убрали все упоминания об исторической роли России в становлении индустриального ландшафта Европы, а также скрыли описания и упоминания всех символов и объектов российского индустриального наследия. Другой маршрут -«АТРИУМ — Архитектура тоталитарных режимов ХХ века в городской памяти Европы» — объединяет в своей концепции наследие нацистского, фашистского и коммунистического режимов, не разделяя их по идеологии и влиянию на мировую историю. Таким образом, в идее маршрута заложена мысль об отрицательной роли коммунистического и социалистического прошлого стран Восточной Европы, тогда как в них достаточно сильны так называемые «знаки советсткости» как в ментальном, так и материальном измерениях.

Обратной стороной медали служит проект ЮНЕСКО «Пути порабощенных народов:сопротивление, свобода и наследие» [Routes of Enslaved Peoples: Resistance, Liberty and Heritage])2, который связывает память о периоде работорговли в прошлом с настоящим. В рамках проекта реализуются научные исследования, просветительские мероприятия и публикации, а также формируется система мест памяти мирового рабства, которая во многом включает знаковые туристские объекты. Таким образом, историко-культурные туристические объекты становятся инструментом по борьбе с современными формами рабства, дискриминацией и неравенством.

Другой аспект этого явления — форми-

рование центров притяжения так называемых «ностальгических туристов», чьи поездки больше сходны с паломничеством к местам трагедий их предков. Так, афроаме-риканские туристы составляют значительный сегмент международного туристского потока в Сенегал, и, в частности, на остров Горе, где расположен самый посещаемый в стране музей «Дом рабов» [9]. Таким образом, «Дом рабов» занимает важное место в геополитической системе, где «Европа, Америка и Африка могут соперничать друг с другом в осуждении рабства и работорговли как преступления против человечества» [11].

Такую же функцию выполняют и другие памятные места, которые притягивают потомков людей, чья история связана с ними. Это формирует устойчивые связи между дестинацией, где расположены памятники истории, и странами проживания представителей диаспоры. В этом ключе геополитическую роль исторического наследия и культурных маршрутов сложно переоценить.

Таким образом, можно констатировать, что в научной литературе вопросам геополитического значения объектов историко-культурного наследия и культурных маршрутов уделяется особое внимание. Вместе с тем остается ряд белых пятен, связанных с анализом механизмов интеграции и взаимодействия в рамках разработки и продвижения культурных маршрутов, их геополитической роли и системности как туристского пространства.

Понятие культурного маршрута

Культурный маршрут сегодня выступает не просто набором достопримечательностей, которые можно посетить за определённое время или комплексом туристических услуг. Современные культурные маршруты — это сложные культурные продукты, способные повышать ценность каждой отдельной достопримечательности, превращая их из ряда изолированных местных товаров в сеть ресурсов. Для этого существуют программы поддержки, сертификации и продвижения культурных

маршрутов как единого целого. Однако имеет место и определенная подмена понятий в понимании туристского маршрута, когда под маршрутом понимается набор туристских услуг, которые предлагаются туристу под единым названием, тематикой и ценой. При этом в мировой практике культурный маршрут — это единое туристское пространство, объединенное определенной темой, функционирование которого обеспечивается системой взаимодействующих структур туристского рынка и обслуживающих отраслей. Как правило, культурный маршрут имеет управляющего оператора — это, как правило, государственная или общественная организация, которая выполняет координирующие функции, а также занимается разработкой и реализацией стратегии развития маршрута, его продвижением. Культурный маршрут помимо прямых туристских функций выполняет ряд важных для дестинации(й) задач -привлекает интерес органов власти к сохранению историко-культурного наследия, формирует определенный фонд средств для этого, вовлекает местное население в сохранение памятников истории и культуры, а также обеспечивает его доходом и рабочими местами, поддерживает местный малый бизнес и сохраняет традиционные формы хозяйствования и природопользования. При грамотно организованной логистике культурный маршрут позволяет решать и вопросы сохранения биоразнообразия и устойчивости природной среды. В культурном маршруте чаще всего есть «сильные» туристские аттракции, известные и интересные туристам, и те, которые туристы без включения их в маршрут не посетили бы никогда. Таким образом, более сильные объекты или страны привлекают через общее туристско-культурное пространство туристов к менее известным и популярным аттракциям. Культурные трансграничные маршруты создают условия для государственно-частного партнерства и формирования устойчивого взаимодействия между всеми заинтересованными сторонами. Другими словами,

культурный маршрут — это результат работы по планированию устойчивого развития дестинаций.

Культурный маршрут можно рассматривать как сочетание трех элементов [12]:

• географического — территории, в пределах которой расположены достопримечательности и памятники истории и культуры;

• тематического — единая тема, которая связывает воедино различные компоненты маршрута;

• сервисно-товарного — туристические продукты и услуги, которые предоставляются посетителям на маршруте.

Особенностями культурного маршрута являются: динамичность и развитие, многомерность и разноплановость, обмен и диалог между странами или регионами, взаимопонимание, множественный подход к истории и культуре.

История культурных маршрутов как отдельной категории в Списке Всемирного наследия ЮНЕСКО3 насчитывает чуть менее 30 лет. Они опираются на принципы динамичности, мемориальности (вызывающие воспоминания), научности и историчности, экономической, социальной, символической и духовной значимости, а также постоянного и множественного взаимодействия с окружающей средой во всем ее разнообразии.

Исходя из описанных выше особенностей и принципов можно предположить, что культурные маршруты — это системный территориальный продукт, объединяющий материальное и нематериальное историко-культурное наследие стран и регионов, который выполняет значимые геополитические, социально-экономические и исторические задачи посредством функции туризма и стимулирует межгосударственные взаимодействия во всех вопросах, связанных с его функционированием.

Для подтверждения этого определения и формирования модели культурного маршрута как системы, рассмотрим два

крупнейших проекта по сохранению исторического наследия и продвижения его средствами туризма — Великий шелковый путь и Культурные маршруты Совета Европы.

Великий шелковый путь. Признанный одним из величайших маршрутов в истории человечества, древний Шелковый путь сформировал первый мост между Востоком и Западом и был важным торговым коридором между древними империями Китая, Центральной и Западной Азии, Индийского субконтинента и Европы. Эта историческая сеть маршрутов способствовала обмену не только шелком и товарами, но также культурой, идеями и религией, формируя мир таким, каким мы его знаем сегодня. В качестве путей интеграции, обмена и культурного диалога Шелковый путь в значительной степени способствовал общему процветанию и развитию человечества на протяжении почти двух тысячелетий. Идея современного туристского маршрута заключается в том, что, отправляясь вдоль древнего Шелкового пути, посетители могут не только прикоснуться к тысячелетней истории взаимодействия Востока и Запада, но пройти по стопам знаменитых исследователей, например, таких как Александр Македонский или Марко Поло. Воссоздание Великого шелкового пути в виде туристического маршрута — это инициатива ЮНВТО, которая объединила 33 государства с целью сохранения исторического наследия и повышения туристического потенциала этого общего маршрута. В 2013 г. ЮНВТО установила новое партнерство с Венецианским отделением Совета Европы и регионом Венето в Италии для морской части Шелкового пути. Одновременно с этим параллельно или в рамках проекта реализуется ряд региональных и национальных маршрутов, которые укрепляют межнациональные связи.

Маршрут объединяет такие страны, как: Албания, Армения, Азербайджан, Бангладеш, Болгария, Китай, Хорватия, КНДР,

3 Report on the Expert Meeting on Routes as a Part of our Cultural Heritage (Madrid, Spain, November 1994)

Респ. Корея, Египет, Грузия, Греция, Иран, Ирак, Израиль, Италия, Индонезия, Япония, Казахстан, Кыргызстан, Монголия, Пакистан, Румыния, Россия, Саудовская Аравия, Сан-Марино, Испания, Сирия, Таджикистан, Турция, Туркменистан, Украина, Узбекистан.

Развитие туризма в регионе Шелкового пути направлено на укрепление мира и культурного взаимопонимания. Программа ЮНВТО «Великий шелковый путь» работает с государствами-членами над совместным маркетингом проекта как признанного бренда, поддерживаемого совместными маркетинговыми кампаниями и партнерскими отношениями между частным и государственным секторами. Программа ЮНВТО «Великий шелковый путь» использует разнообразные механизмы продвижения маршрута как туристического бренда: 1) сотрудничает с крупными международными туристическими выставками в рамках многочисленных рекламных мероприятий, для популяризации и продвижения туристического потенциала Шелкового пути; 2) использует социальные сети и мероприятия по связям с общественностью, чтобы привлечь внимание мировой аудитории к Шелковому пути; 3) стимулирует тесное сотрудничество стран-участниц посредством деловых мероприятий, в частности, по вопросам развития маршрута ежегодно проводится встреча ответственных представителей органов управления туризма государств-членов в ITB Berlin, а также многочисленные конференции и семинары, посвященные туристическому потенциалу Шелкового пути; 4) ЮНВТО тесно сотрудничает с ЮНЕСКО в проведении серии обучающих программ и семинаров по усилению кадрового потенциала, осведомленности и обмену опытом, что в целом направлено на расширение сотрудничества между заинтересованными сторонами, занимающимися вопросами наследия и туризма на Шелковом пути.

Одним из механизмов интеграции является система мер по упрощению визовых режимов и формированию доступности в

страны Шелкового пути и между ними. Такой подход способствует формированию единого туристского пространства на маршруте, и такая комплексность продукта привлекает туристов. К тому же упрощение визового режима делает страны более открытыми друг другу, а также формирует тесные взаимосвязи в вопросах сохранения наследия и развития туризма. Однако на текущий момент по-прежнему остаются сложности с доступом в отдельные страны, например, большинству туристов вопреки значительному историко-культурному потенциалу, недоступны КНДР и Туркменистан. Саудовская Аравия с 2019 г. ввела туристическую визу, что значительно упростило возможность въезда обычным туристам. В некоторых странах существует политическая напряженность, военно-политические конфликты и территориальные споры, создающие угрозы террористических и военных атак, что делает их недоступными для посещения туристами.

Программа «Великий шелковый путь» объединяет более 50 исторических маршрутов, проходящих через разные страны. Поэтому в 2014 г. ЮНВТО в партнерстве с ЮНЕСКО запустила «Дорожную карту развития» — новую стратегию развития туристического потенциала двух основных коридоров: 1) Чанъань-Тянь-Шанский коридор (охватывает Китай, Казахстан и Кыргызстан) и 2) Коридор Пенджикент-Самар-канд-Пойкент между Таджикистаном и Узбекистаном.

Чанъань-Тянь-Шанский коридор протянулся на 5000 км и является первым коридором наследия Шелкового пути, внесенным в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Сформировавшись между II в. до н.э. и I в. н.э., Чанъань-Тянь-Шанский коридор связал несколько цивилизаций и облегчил торговлю товарами, обмен культурой, религиозными верованиями, искусством, наукой и технологиями между двумя великими центрами власти. Торговля на Шелковом пути продолжалась до XVI в. Чанъань-Тянь-Шанский коридор с богатой культурной историей и разно-

образными природными ландшафтами предлагает посетителям уникальный опыт путешествия по одному из величайших торговых путей в мире. Потенциал развития туризма на этом маршруте поддерживается глобальным ростом спроса на аутентичный культурный туризм. Развитие туризма в пределах Чанъань-Тянь-Шанского коридора сыграет важную роль в содействии региональному развитию, экономическому росту, созданию рабочих мест и профессиональному развитию сообществ в странах-участницах.

Коридор Пенджикент-Самарканд-Пойкент до сих пор находится в стадии доработки для включения в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО, однако это не снижает его исторической значимости. Он является наиболее важным связующим звеном на Центральноазиатском отрезке Великого шёлкового пути. Берёт начало в древнем городе Пенджикент (Таджикистан) и проходит через Узбекистан на восток к Ашгабату (Туркменистан), доходя до городища Пойкент. Со II в. до н.э. и до конца XVI в. этот коридор функционировал при трёх важных периодах процветания: во времена Тюркского каганата, в эпоху Сама-нидов и Темуридов.

Еще одной важной частью маршрута, заслуживающей внимания, является Венецианский маршрут, составляющий важную часть сети маршрутов Морского шелкового пути. Венецианский маршрут — это путь обмена товарами, традициями, верованиями, искусствами и технологиями через призму морских путешествий. В результате многовековой торговли и обмена многочисленные исторические и культурные памятники сохранились вдоль сети этих знаменитых маршрутов и многие из них сегодня используются в туризме. Разработка маршрута осуществляется в рамках проекта VeRoTour, управляемого Департаментом туризма региона Венето в партнерстве с Советом Европы и ЮНВТО, а также отраслевыми и правительственными органами страны. В проекте участвуют государственные, общественные и частные заинтересо-

ванные стороны из 7 стран, которые вместе сосредоточились на диверсификации тематического туристического предложения в Европе путем разработки транснациональных и экологически безопасных туристических продуктов. Малые и микропредприятия (МСП) принимают непосредственное участие в проекте благодаря целенаправленной поддержке евро-средиземноморского региона.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Великий шелковый путь как маршрут имеет широкие возможности для внедрения, так как представляет собой уже сложившийся бренд, известный своей многовековой историей, памятными местами и точками притяжения туристов, которыми движут разные мотивы: культурно-познавательные, духовные, ностальгические, приключенческие и другие. В странах, вовлеченных в разработку маршрута, сохранились памятники истории и культуры, связанные с действием исторического торгового пути. Многие из этих памятников имеют международное значение и внесены в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Кроме того, амбициозный китайский проект «Великий шелковый путь» уже формирует транспортные коридоры, улучшающие транспортное сообщение между странами и транспортную доступность отдельных дестинаций. Кроме того, запущенный экономико-политический проект КНР будет в ближайшем будущем способствовать экономическому росту вовлеченных в проект стран, в том числе за счет формирования новых секторов экономики, новых рынков сбыта, рабочих мест, а также за счет китайских инвестиций в транспортную инфраструктуру отдельных стран. Такой рост, возможно, приведет к улучшению благосостояния населения, сформирует новые рынки потенциальных туристов, что обеспечит развитие туристской отрасли в регионе, а также в странах, вовлеченных в проектируемый туристский маршрут «Великий шелковый путь». Маршрут, безусловно, имеет геополитическое значение, ведь он объединяет разные в этническом и

национальном, культурном, конфессиональном и мировоззренческом плане страны, имеющие зачастую друг к другу исторические и территориальные претензии. При правильном подходе он сможет стать инструментом мира и интеграции.

Вместе с тем, несмотря на обилие объектов туристского интереса и точек притяжения, маршрут полностью не запущен как цельный территориальный продукт. Есть ряд сложностей, которые препятствуют полноценной разработке и реализации маршрута. В частности, это уже упомянутые различия и конфликты между странами, что усложняет взаимодействие в рамках развития туризма и сохранения общего наследия. В связи с этим маршрут нуждается в организации-операторе, который будет ответственен за разработку и реализацию его стратегии развития, а также за координацию между участниками проекта. На данный момент функции оператора де-факто выполняет ЮНВТО, однако большинство мер, которые предпринимаются этой международной организацией, носят декларативный характер, и сводятся к обмену опытом, обучению отдельных представителей рынка (например, гидов) и проведению многочисленных конференций и деловых встреч. При этом у маршрута нет официального сайта как информационной площадки продвижения, нет реального взаимодействия между стейкхолдерами рынка. Турист может в рамках отдельных участков маршрута самостоятельно, или с помощью организованных туроператорами поездок (например, из России в Казахстан и Узбекистан, или между отдельными странами) посетить историко-культурные достопримечательности, связанные с историей маршрута и де-юре входящие в маршрут, однако такие туристские поездки нельзя называть путешествиями по маршруту «Великий шелковый путь».

Сдерживает создание полноценного маршрута и низкий уровень развития туризма во многих странах, входящих в него, что усложняется слабыми связями между дестинациями-лидерами и входящими в

маршрут менее успешными в плане туризма странами.

Культурные маршруты» Совета Европы. Другой масштабный проект — «Культурные маршруты Совета Европы», сильно отличается по уровню реализации и интеграционной роли от Великого шелкового пути. История проекта началась в 1987 г., когда по инициативе Совета Европы была запущена сертификация значимых культурных маршрутов, которые призваны объединить государства европейского пространства общей историей и демократическими принципами. На сегодняшний момент сертифицировано 45 таких маршрутов, имеющих разную тематику, и проходящих по разным странам. Культурные маршруты Совета Европы уже вышли за пределы Европы и объединяют европейские страны с государствами в Америке, Африке и Азии.

В отличие от Великого шелкового пути, многие из культурных маршрутов Совета Европы уже реализуются, и выполняют интеграционные функции, некоторые же остаются по-прежнему просто набором достопримечательностей, однако в целом продвигаются как единый территориальный продукт. Для подробного анализа интеграционной и геополитической роли проекта в целом сформирована таблица маршрутов с описанием механизмов интеграции и принципов их функционирования (табл. 1).

Таким образом, систематизированная информация позволила нам классифицировать культурные маршруты Совета Европы по тематике (рис. 1). Классификация маршрутов опирается на объединяющую тему, которая отвечает таким параметрам:

а) общая история для нескольких стран;

б) значение темы для мировой культуры;

в) наличие выраженного в материальной и нематериальной культуре наследия;

г) узнаваемость в регионе и мире персоналий и тем;

д) дидактическая и патриотическая значимость эпохи, темы, персонажа, наследия;

е) доступность объектов, раскрывающих тему маршрута.

Таблица 1 — Сертифицированные культурные туристские маршруты Совета Европы

Table 1 — Council of Europe Certified Cultural Tourist Routes

№ п/п; название; год сертификации; классификационная группа (К); логотип; сайт

Страны-участники; оператор маршрута (О)

Маршрут путешествия- Брюгге-Амстердам-Брюссель-Люксембург Как одним словом называются страны, чьи города составляют маршрут?

barmaglote

Брюгге находится в Бельгии.
Амстердам находится в Голландии, или по-другому в Нидерландах.
Брюссель — тоже в Бельгии.
А Люксембург — это и так страна.

Если взять первые буквы в названиях эти стран, то получится:

БЕльгия + НИдерланды + ЛЮКСембург = БЕНИЛЮКС.

Эти три страны называют БЕНИЛЮКСОМ.

Новые вопросы в География

География 8 класс практична робота 1 даю 100 балов срочно

Помогите пожалуйста по чтению вот вопрос Что надо делать, если вы не успели в определённое время прочитать книгу?

100 география 6 клас крайні точки материка та надати їх координати; Виписати які моря та океани омивають узбережжя Південної Америки

Армения — страна камней, вина, древних монастырей и гостеприимных людей

Известному английскому поэту Байрону приписывают следующие слова про Армению: «Их страна, должно быть, навсегда останется самой интересной на земном шаре». О вкусах, как известно, не спорят, но посмотреть в этих краях, несомненно, есть на что.

В целом страна небольшая — менее 30 тысяч квадратных километров. Максимальная протяженность из одного конца в другой немногим превышает триста километров. Вместе с тем, даже на такой не очень большой, по российским меркам, территории редко можно пожаловаться на скученность и толчею. Общее население составляет лишь около 3,3 миллиона человека, из которых практически треть живет в столице — городе Ереване. Страна преимущественно горная, Кавказ, одним словом. Путешествуя по Армении, почему-то всегда казалось, что рано или поздно за следующим холмом или горой появится море. Но морской пейзаж в этих краях не увидеть. Армения расположена между Черным и Каспийским морями, но сейчас своего выхода к морю не имеет, хотя раньше была государством «от моря до моря». Правда, есть свое достаточно крупное озеро Севан, которое армяне называют «наше море».

Если Японию называют Страной восходящего солнца, Англию — туманным Альбионом, то в отношении Армении часто можно услышать словосочетание «страна камней». Это, надо сказать, весь точно отражает ситуацию. Камни, как небольшие в виде отдельных россыпей, так и громадные, представленные скалами и горными массивами, можно увидеть практически везде. Во многом это объясняется тем, что страна, как только что было сказано, горная. 87 % территории расположено на высоте от 1000 до 3000 метров над уровнем моря. Пейзаж, в котором один горный хребет сменяется одним, а потом другим и так вплоть до самого горизонта, очень типичен. Изобилие камней можно увидеть и в местных постройках. Даже в отдаленных сельских районах вы вряд ли найдете деревянные дома. Все постройки, включая исторические, религиозные и иные памятники, делаются из камня. Вулканические породы, из которых состоят многие армянские скалы, служат прекрасным материалом как для больших домов, так и для изделий мастеров резьбы по камню, коих в Армении большое множество. Кстати, по словам работающих в этой стране россиян, армяне — прекрасные строители. Возводимые местными жителями здания делаются, как правило, на совесть и отвечают самым высоким стандартам качества.

В многочисленных горных массивах этой страны обнаружены и уже давно добываются различные драгоценные и полудрагоценные камни. Залежи некоторых из них — например, обсидиана — иногда можно увидеть даже невооруженным взглядом в разломах скал. Армяне, в особенности, конечно, женщины, являются большими любителями и знатоками изделий из камней, в том числе и драгоценных. Расположенный в Ереване ювелирный рынок способен поразить своим разнообразием и богатством даже видавших виды знатоков, а цены при достойном качестве приятно удивят многих.

Конечно, обобщение всегда чревато упущением отдельных деталей, но не будет большой ошибкой сказать, что главными достопримечательностями Армении являются монастыри и горы. Богатейшая и динамичная история страны, глубоко связанная с христианской религией, нанесла свой неизгладимый отпечаток. Монастыри и храмы можно встретить практически во всех частях страны. Хотя из-за нехватки финансов далеко не все из них пока полностью восстановлены и «вылизаны» до западноевропейского блеска, но практически везде ведутся службы, их часто посещают как верующие люди, так и простые туристы. Но наиболее известные храмы и монастыри полностью реставрированы и сейчас функционируют в полной мере. Глубина истории Армении очень хорошо заметна в датах основания местных храмов. Встретить монастырь, который был основан тысячу и более лет назад — обычное дело.

О богатстве же истории этой страны говорят и многие сошедшие до нас реликвии. Так, в Армении до сих пор хранится копье, которым римский стражник пронзил распятого Христа для того, чтобы убедиться, что тот умер. Этот бесценный артефакт долгое время хранился в храме Гехард, чье название означает как раз «копье», а сейчас находится в другом монастыре, неподалеку от Еревана. В Армении есть также и кусок Ноева ковчега, и поражающий своей ослепительной красотой армянский алфавит, чьи буквы сделаны из драгоценных камней, и еще многие другие исторические реликвии и экспонаты.

Говоря о достопримечательностях Армении, нельзя не упомянуть и «хачкары» — большие кресты, вырезанные из камня. Их можно увидеть очень часто возле мест, где произошли какие-либо важные события. Хотя эти памятники выполнены в виде каменных плит, на которых вырезан обязательно крест, а также иной орнамент и иногда даже пояснения о произошедших событиях, но далеко не всегда «хачкары» имеют религиозную направленность. «Хачкар» скорее просто своеобразная стела-памятник. При этом орнамент украшения и форма самого креста являются уникальными. Двух идентичных «хачкаров», как утверждают армяне, не бывает.

Природные красоты как правило представлены горными пейзажами, которые, кстати, достаточно сильно различаются в зависимости от того, в какой части страны вы находитесь. Зимой, кстати, в последние годы в Армению стало приезжать все больше и больше туристов с тем, чтобы покататься на горных лыжах.

Хотя зимой в Армении нередки сильные морозы и снегопады, но летом температура часто превышает и отметку в 40 градусов по Цельсию. Многие пытаются найти убежище от зноя на берегах «армянского моря» — озера Севан, про красоту и большие размеры которого вам с удовольствием расскажет любой армянин.

Для многих россиян, да и не только, Армения ассоциируется в первую очередь со знаменитым местным коньяком. Местные жители любят рассказывать про библейское предание, согласно которому виноделие пошло как раз из Армении. Насколько это соответствует действительности оставим на суд историков, но то, что в этой стране глубочайшие традиции виноделия — факт неоспоримый. Её зарождению и развитию способствовал существующий до сих пор уникальный микроклимат Араратской долины. Еще два с половиной тысячелетия назад историки упоминали, что из Армении «поставляются прекрасные вина».

Про коньяк следует рассказать отдельно. Производство их в Армении началось с 1887 года. Очень быстро местные виноделы освоили все тонкости производства этого благородного напитка, составив достойную конкуренцию знаменитым французским и прочим коньякам. Достаточно сказать, что знаменитый политик ХХ века премьер-министр Великобритании Уинстон Черчиль всегда заказывал для себя именно армянский коньяк. Сейчас, правда, многие армяне с горечью говорят, что предприятие, которое в советские времена занималось производством коньяка, было разделено на два — «Арарат» и «Ной». При этом первое из них было куплено главными конкурентами — французами.

Между прочим несмотря на то, что слово «Арарат» у большинства ассоциируется именно с армянским коньяком, сама гора, которая дала название этому, пожалуй, самому известному сорту напитка, находится на территории современной Турции. Ранее же те земли принадлежали Армении. Говорят, что турки однажды даже пытались подать протест на то, что армяне дали коньяку название, расположенной в Турции вершины. Последние же парировали тем, что как изображение на государственном флаге турков полумесяца и звезд не означают претензии Анкары на Луну и небесные светила, так и название коньяка не подразумевает территориальных претензий. Такая аргументация был признана неоспоримой.

Конечно, рассказ про Армению не был бы полным без упоминания про местных жителей и некоторых особенностях их национального характера. Население этой страны достаточно однородное — более 97 % его составляют армяне. Других национальностей — езидов, русских, евреев, ассирийцев и прочих — совсем немного. Больше половины населения (65 %) проживают в городах, самый крупный из которых — столица Ереван, где, как уже говорилось, находится около трети всех жителей страны.

Следует отдельно сказать пару слов про зарубежную армянскую диаспору, которая оказывает большее влияние на свою историческую родину. Бурная история страны, когда на армян часто обрушивались гонения соседей, привела к тому, что за границей оказалось большое количество армян. Достаточно сказать, что за рубежом проживает в общей сложности больше армян, чем в самой Армении. При этом армяне-иностранцы сохранили очень хорошую связь со своей родиной, оказывая ей широкую политическую, финансовую и прочую поддержку. Хотя за рубежом уже родилось и выросло не одно поколение армян, но они очень хорошо знают историю и традиции своей родины, храня при этом многие характерные для этой нации обычаи и привычки.

Армения — одно их тех мест, которое предоставляет возможность ощутить, что такое то самое знаменитое кавказское гостеприимство. Один из путеводителей по этой стране следующим образом с известной долей юмора характеризует местных жителей: «Иногда желание местных жителей помочь путешественнику настолько гипертрофируется, что может напугать последнего. Особенно это относится к молодежи, представители которой настойчиво предлагают зайти в гости. Человек, не владеющий армянским языком, далеко не сразу способен понять, что от него хотят — напоить или отобрать кошелек». В целом же беспокоиться не следует — Армения весьма безопасная страна. Единственное, чего следует опасаться гостю этой страны — это переедания. Армяне в своем желании угодить гостю, а также продемонстрировать все богатство своей кухни не знают границ, потому на столе зачастую появляется такое количество блюд и закусок, что человеку просто физически невозможно все съесть. Встать из-за стола с тем самым рекомендуемым врачами «чувством легкого голода» в Армении вряд ли получится. Еда очень вкусная, разнообразная, а армяне с таким искренним видом просят вас отведать то или иное блюда, что отказать просто невозможно. При этом, как правило, всегда интересуются, понравилось ли угощение. По моему опыту, ответ всегда напрашивался лишь один: «Замечательно, но много».

Для армян также свойственно сильное чувство патриотизма. Они прекрасно знают в подробностях жизнь и творчество своих писателей, поэтов, военачальников, государственных деятелей. Гордятся своим уникальным алфавитом. Вместе с тем, несмотря на сильный патриотизм, они умеют относиться к себе с юмором и с удовольствием расскажут пару анекдотов из серии «встречаются армянин, русский и еврей», где к некоторым своим традициям или особенностям современной жизни отнесутся с иронией.

Из тех армян, с кем довелось пообщаться, практически все в один голос говорят, что в последнее время жизнь в стране улучшается. Особенно сильно такое мнение, когда начинают сравнивать экономическое положение в Армении с тем, что происходило пять-десять лет назад, когда страну связывала с зарубежным миром лишь идущая на Иран дорога. Одновременно они всегда подчеркивают: «Главное — чтобы не было войны. Если будет мир, то все проблемы рано или поздно разрешатся». Утверждение, пожалуй, особенно справедливое для этого региона, где история слишком часто изобиловала трудными и подчас трагическими моментами.

Как одним словом называют страны чьи города составляют марш

какой ещё «марш» ? марш — это военная музыка или бросок военной силы.

Феган ГаджибалаевУченик (94) 6 лет назад

Феган ГаджибалаевУченик (94) 6 лет назад

Остальные ответы

Похожие вопросы

Ваш браузер устарел

Мы постоянно добавляем новый функционал в основной интерфейс проекта. К сожалению, старые браузеры не в состоянии качественно работать с современными программными продуктами. Для корректной работы используйте последние версии браузеров Chrome, Mozilla Firefox, Opera, Microsoft Edge или установите браузер Atom.

Как одним словом называются страны чьи города составляют маршрут

Вопрос по географии:

Маршрут путешествия- Брюгге-Амстердам-Брюссель-Люксембург
Как одним словом называются страны, чьи города составляют маршрут?

Трудности с пониманием предмета? Готовишься к экзаменам, ОГЭ или ЕГЭ?

Воспользуйся формой подбора репетитора и занимайся онлайн. Пробный урок — бесплатно!

  • bookmark_border
  • 14.01.2016 23:17
  • География
  • remove_red_eye 4783
  • thumb_up 14
Ответы и объяснения 1

Брюгге находится в Бельгии.
Амстердам находится в Голландии, или по-другому в Нидерландах.
Брюссель — тоже в Бельгии.
А Люксембург — это и так страна.

Если взять первые буквы в названиях эти стран, то получится:

БЕльгия + НИдерланды + ЛЮКСембург = БЕНИЛЮКС.

Эти три страны называют БЕНИЛЮКСОМ.

  • 15.01.2016 10:25
  • thumb_up 33

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *